?

Log in

No account? Create an account

(no subject)
pedant71

Президент просыпается поздно и ест сразу после полудня. Завтрак у него самый что ни на есть простой. Неизменно творог. То, что готовится на плите, весьма питательно: омлет, а иногда каша. Он любит перепелиные яйца. Пьет фруктовый сок. Еда у него всегда свежая: корзины с его любимыми продуктами регулярно отправляют к нему с сельхозугодий религиозного лидера России патриарха Кирилла.

Затем ему подают кофе. Придворные уже вызваны, но эти первые два часа у него заняты плаванием. Президенту нравится проводить время в одиночестве в воде. Он надевает очки и энергично плывет кролем. Его политические помощники считают, что именно в это время он размышляет о России.

Придворные рассказывают анекдоты и бездельничают, сидя в приемных с лакированными стеновыми панелями. Он редко выходит к ним без задержки. Они говорят, что три-четыре часа ожидания для министра это норма. Ему нравится провести немного времени в спортзале, где для него включают российские новости. Гири ему нравятся гораздо больше, чем велотренажер.

Иногда после зарядки он читает. Все дело в том, что ему нравится работать до поздней ночи. Он вызывает своих подчиненных тогда, когда в мыслях у него наступает полная ясность — попозже, когда все становится яснее и понятнее. Больше всего его интересуют книги по истории. Их он читает очень внимательно. Тяжелые, солидные тома: об Иване Грозном, Екатерине II, Петре I.

Но порой начинают расползаться слухи: президент прочитал роман. Говорят, в 2006 году он прочитал боевик, в котором люди из рабочего класса избивают чеченцев и полицейских, а затем с автоматами в руках захватывают резиденцию губернатора, вышвыривая оттуда продажных воров. Это был роман «Санькя» Захара Прилепина.

Те, кто утверждает, что знакомы с его читательскими предпочтениями, говорят, что ему очень понравилась политическая фантастика «Третья империя» о вымышленном латиноамериканском историке из 2054 года, который рассказывает о подвигах царя Владимира II, собирателя земель русских. Но рассказать об этом точнее придворные не могут.

Затем он неторопливо завершает свой утренний туалет. Президент погружается попеременно в холодную и горячую ванну. Затем одевается. Он носит только сшитые на заказ костюмы консервативных цветов. Галстуки у него обычно тоже мрачных раскрасок.

И вот наступает время власти. Начало второй половины дня посвящено информационным документам. Это действие происходит главным образом за тяжелым письменным столом из дерева. В его кабинетах нет экранов. Президент пользуется только самой надежной и защищенной техникой: красные папки с бумажными документами и телефоны стационарной связи советской эпохи.

Хозяин начинает рабочий день с чтения трех толстых кожаных папок. Первую — доклад о событиях на внутреннем фронте — готовит его служба контрразведки ФСБ. Вторую — доклад о международных делах — представляет Служба внешней разведки (СВР). Третья папка — это доклад о дворе, который составляет его армия непосредственной защиты ФСО (Федеральная служба охраны).

Президент одержим информационной манией. По его просьбе, самые толстые папки это не доклады разведки. Это вырезки из прессы. Сначала он открывает подборку российской прессы. Сверху самые важные газеты: подобострастные общенациональные таблоиды, такие как «Комсомольская правда» и «Московский комсомолец». Они самые главные, ведь их читают миллионы. Заголовки, колонки сплетен, реакция на последнее крушение сибирского поезда — все это отражается на настроении рабочих.

Затем он переходит к российской прессе высокого качества: это подвергаемые легкой цензуре «Ведомости» и «Коммерсант». Они важны для кремлевского двора: это его сплетни, его обозреватели, его анализ. Особое внимание президент уделяет регулярным колонкам о Владимире Путине, которые пишет в «Коммерсанте» Андрей Колесников. Царедворцы говорят, что от них он получает наибольшее удовольствие, всегда прочитывая их до конца.

А затем идут самые малозначимые папки: иностранная пресса. Выборку из нее составляет президентская администрация и Министерство иностранных дел. Эти ведомства не скрывают от него плохие новости. Они любят подчеркивать, что президент должен знать, насколько сильно его демонизируют эти иностранцы. Но чтобы угодить ему, они также услужливо подкладывают статьи в оригинале на немецком языке, которым он овладел в совершенстве еще давно, когда работал в Дрездене сотрудником КГБ.

Придворные все ждут у дверей. Он любит наблюдать за ними по видеосвязи — как они сплетничают, изнывают от скуки или играют в свои электронные гаджеты. Но президент игнорирует их и продолжает работать над докладами.

Он редко пользуется интернетом. Экраны внутри экранов и полосы с текстом сбивают его с толку. Но время от времени советники показывают ему сатирические видеозаписи в онлайне, ведь президент должен знать, как его высмеивают. Его жизнь превратилась в церемониал: бесконечная череда комнат с позолотой. Его распорядок дня делится на тысячи отрезков по 15 минут и планируется за месяцы, если не за годы. После утреннего обзора материалов ему вручают украшенные изображением орла папки с расписанием. Взглянув на них, он действует по плану: без улыбки и без радости.

В.Путин встретился с В.Мединским


В основном все эти встречи бессмысленны. Есть люди, приходящие к нему, чтобы отдать дань уважения. Он принимает наследного принца Бахрейна, вручает бронзовые медали героям труда из Удмуртии или проверяет новые назначения в руководстве федеральной авиакосмической промышленности.

В Москве президент не живет. Он недолюбливает этот город: плотное дорожное движение, грязный воздух, скопление людей. В качестве резиденции он выбрал для себя дворец в Ново-Огарево. Его дом там, к западу от столицы, вдали от красных стен, вдали от небоскребов и огромных торговых центров. Дом у него за городом, в его парковой зоне.

От дворца до Кремля 24 километра. Когда президент решает съездить туда, маршрут его следования перекрывают и очищают от машин. Он может доехать до Кремля менее чем за 25 минут, а город в это время стоит в пробках.

Ему не нравится ездить в Кремль. Он предпочитает работать в своем поместье. С 2012 года он сократил свои встречи и совещания в Москве до строгого минимума: встречи с официальными лицами, на которых надо произвести впечатление, или официальные сборища, для которых нужны все эти экстравагантные залы с хрустальными люстрами и зеркалами высотой с березу.

Поездки на работу и домой раздражают его.

Президент занят даже в субботу и воскресенье. В выходные дни в его графике появляется больше отклонений, но иногда после обеда с ним проводят занятия. В основном по английскому языку. Учитель помогает ему выучить трудные слова — они вместе поют песни. Говорят, что иногда он молится по воскресеньям или исповедуется. Но знакомые с канцелярией патриарха придворные не могут понять его до конца. Хотя президент не атеист, и скорее верующий, живет он не по-христиански.

Президент любит хоккей на льду. Это его любимый вид спорта. Он считает его изящным, мужественным и увлекательным. Президент старается тренироваться и играть в хоккей как можно чаще. Ему нравится надеть на себя прочный и удобный шлем, а потом взять в руки элегантную клюшку. Этого зрелища двор жаждет больше всего: каждые несколько недель президент организует хоккейный матч.

Приглашение на президентский хоккей — это показатель близости, драгоценной принадлежности к кругу избранных. Этим в олигархическом обществе хвастаются больше всего. Там собирается тесный круг. Большинство людей, как и он сам, из Санкт-Петербурга — старые товарищи, которым он доверяет. В основном это бизнесмены, включенные в американский список санкций. Такие как братья Аркадий и Борис Ротенберги, как Геннадий Тимченко. Они играют и проигрывают. Команды комплектуются телохранителями.

Президентская охрана носит его фуфайку и выкрикивает его имя. Телохранители его маленького премьер-министра Дмитрия Медведева составляют команду соперника, команду для увеселения. Присутствие телохранителей премьера на президентской игре обязательно, однако сам Медведев появляется там нечасто.

Это люди из близкого окружения. Те, кто вырос вместе с ним из болот Санкт-Петербурга. Тогда он был всего лишь заместителем мэра. Они вместе проводили электричество на свои дачи, вместе ели дешевое мясо. Они чувствуют, что заслужили все это. Они называли его «босс». Но в последние годы они стали называть его «царь».

Никто не может рассказать о его сумасбродстве, причудах, невоздержанности: только о его одиночестве. У президента нет семейной жизни. Его мать умерла. Отец тоже. Жена страдает от нервного расстройства, и после длительного периода жизни порознь они развелись. Есть две дочери. Но эта тема — государственная тайна, и в России они уже не живут. Ходят слухи о моделях и гимнастках, которые ходят к нему по ночам. Но эти истории несут на себе печать неправдоподобности, и их не может прояснить ни один царедворец.

Президент любит животных. Он улыбается при виде созданий, которые отказываются ему подчиняться. Он находит утешение в компании черного лабрадора, который его не боится. Ему нравятся выезды на охоту. Он получает удовольствие от российских красот, от полетов на вертолете вместе с телеоператорами над серовато-белой тундрой в поисках тигров и медведей.

Придворный переводчик говорит, что жизнь у него монотонная. Бессмысленные встречи и совещания. Педантичные тиски президентского протокола. Непрерывно повторяющаяся из года в год рутина. Его автомобильный кортеж двигается в двух направлениях: либо в Кремль, либо в аэропорт. Президент говорит, что он работает напряженнее любого руководителя после Сталина.

Визит премьер-министра РФ Владимира Путина в Париж


Никто из них так часто не ездил по России, не видел ее так много и не вел о ней столько переговоров, как он. Его самолеты вылетают из президентского терминала Внуково-2. Одно время появились распоряжения о переезде администрации в эти лесистые московские предместья, наполовину застроенные жилыми массивами, разноцветными как кубики Лего. Там, в лесах, посреди разбросанного мусора был их воображаемый аэрополис: кремлевский город, построенный на пристрастии к реактивной тяге. Но он посчитал этот проект слишком амбициозным.

Его самолеты летают тройками. Один везет автомобильный кортеж, второй — делегацию. Третья машина летит перед ними. Этот флот вылетает из Внуково-2 чаще пяти раз в месяц. Он желает быть повсюду: на промышленной выставке в Омске, с проверкой в Карелии, на саммите в Астане, с государственным визитом в Корее.

Но губернаторы провинций в многочисленных часовых поясах России со своими минигархами и опухшими начальниками полиции используют небольшие трюки, чтобы обмануть его. Недавно их пристыдили в Суздале за полусгнившие хибары — так они закрыли фасады брезентом с нарисованными на нем свеженькими коттеджами. Их стыдят на заводах и в воинских частях — а они прячут все, что сломано.

Зарубежные визиты проводятся иначе: спецслужбы все планируют заранее. За месяц до прибытия президента в тот или иной город туда прилетает группа летчиков. Проводится проверка шикарного отеля, который займет его администрация. В этом деликатном вопросе ФСБ и СВР тесно сотрудничают. Насколько безопасна эта комната? Нет ли биологического заражения в этой ванной?

Двор обосновывается на зарубежной территории за неделю до его прибытия. Отель становится Кремлем. Резервируется и опечатывается 200 номеров. Есть специальный лифт, которым пользуется только президент. Дипломаты кудахчут и советуются с пузатыми инспекторами из ФСО и с сотрудниками протокола, у которых вечно липкие руки.

Его номер опечатывают. Доступ туда закрыт для всех. Это работа группы специальной охраны. Гостиничное белье и туалетные принадлежности убирают и заменяют. Появляются средства гигиены и свежие фрукты в специальной обеззараживающей упаковке с кремлевскими печатями.

Тем временем, все необходимое для президента привозят отдельным рейсом. Российские повара, российские уборщицы, российские официанты. Сигналят и паркуются российские грузовики с двумя тоннами российской еды. На этой земле он будет спать одну ночь. Между тем, команды дипломатов ведут с хозяевами многочасовые переговоры о еде.

Президенту нельзя подавать молочные продукты, хотя этому противоречат приказы российских спецслужб. Хозяин не может предлагать президенту еду, даже если это глава государства или правительства. Посольствам в странах с богатыми кулинарными традициями приходится вести напряженные переговоры: президент не может есть иностранные продукты, на которые не дал разрешение Кремль.

Среди переговорщиков царит неопределенность. А вдруг президент не переносит лактозу? Но скорее всего, он просто боится отравления. Российские продукты для президентского стола завозят заранее. За местными поварами будут наблюдать агенты ФСБ, СВР, ФСО и целая команда дегустаторов. На зарубежных банкетах президент даже не прикасается к еде.

Президент безразличен к оскорблениям страны-хозяйки. Переводчик сообщает о том, что самолет совершил посадку. Среди персонала российского посольства нарастает волнение, страх и неуверенность: он прибыл.

Президент ведет себя так, будто он отлит из бронзы, будто он сверкает. Похоже, он знает, что перед ним любой опустит глаза. Вокруг него царит молчание. Голоса взрослых мужчин меняются, когда они начинают с ним разговаривать. Они стараются говорить как можно тише. Лица у них становятся торжественными, почти каменными. Они смотрят вниз — нервничающие, настороженные.

Он не говорит. Он не считает нужным улыбаться. Он не хочет идти на прогулку. Пить он тоже не хочет. Его постоянно окружают 10 человек. Приблизиться к нему можно не более чем на три метра, потому что пространство тщательно охраняется. Ему постоянно что-то шепчут помощники, снимают операторы. И вокруг него неизменно стоят телохранители.

Рабочая поездка премьер-министра РФ В.Путина в Северо-Западный федеральный округ


Политики шепчутся в его присутствии. Они очень внимательны. Пошутить с ним не может практически никто. Когда он входит в комнату, шум заметно стихает. Как-то раз переводчик сказал громко: «Дамы и господа из состава делегации, мы должны перейти в другой зал для подписания документа», и какой-то министр схватил его за руку. «Заткнись, — прошипел он. — Он здесь».

У президента нет времени думать. Он переходит из одной золоченой комнаты в другую с большой помпой в бесконечной церемониальной процессии, в которой лишь минимум политического содержания. Фотосессия. Прием. Формальности, которые увлекают новичков в пантеоне власти, но раздражают тех, кто в нем замурован. Он очень мало думает на ходу: речи ему пишут заранее, процедура продумывается загодя, переговоры носят в основном коммерческий характер.

Вместе с ним прибывают министры. Среди них очень мало тех, кто может обращаться к нему напрямую, и еще меньше тех, кто может в его присутствии шутить. Но он не проявляет к ним интереса, и как только предоставляется такая возможность, он удаляется в свою уединенную и безопасную спальню. Потому что все это он уже видел.

Министры любят подражать президенту. Им нравится имитировать его жесты и изображать усталость и пресыщенность этим миром. Им нравится делать вид, что они презирают современные технологии. Они любят подражать его интонациям и повторять его саркастические замечания. Но в отличие от него, министры смеются и пьют ночи напролет. Лица у них становятся одутловатыми, а сами они говорливыми. Но его не видно нигде.

«Он бесстрастен, как будто его ничто не трогает, — вспоминает переводчик. — Как будто он не совсем понимает, что происходит вокруг него. Как будто он не обращает почти никакого внимания на этих людей. Как будто он утомлен. Он так долго был иконой, что не привык к чужому проникновению. Он не привык к тому, что ради него полностью не контролируют. Он в изоляции, в западне».

«Когда находишься с ним рядом, возникает впечатление, что он был бы счастлив уйти в отставку. Однако он знает, что может править Россией только на феодальный манер. И как только его хватка ослабнет, все рухнет, а он отправится за решетку. А Москва будет гореть, как Киев».

Есть придворные, которые утверждают, что слышали, как он говорит откровенно. Один из них вспоминает, как однажды теплым летним вечером президент начал открыто говорить о судьбе своей страны. Он попросил тех, кто в тот вечер приехал к нему по делам в Ново-Огарево, назвать главных предателей России.

Ответа от них он ждать не стал: величайшими преступниками в нашей истории были те слабаки, которые швырнули власть на пол — Николай II и Михаил Горбачев — те, кто позволил взять ее истерикам и безумцам.

Те царедворцы, которые присутствовали при разговоре, утверждают, что президент пообещал никогда так не поступать.

Примечание автора: Эта статья подготовлена на основе взятых за три с лишним года интервью, которые я использовал при написании книги «Хрупкая империя: как Россия полюбила и разлюбила Владимира Путина» (Fragile Empire: How Russia Fell in and Out of Love with Vladimir Putin). В ходе этой работы у меня была возможность побеседовать со многими людьми, от бывших премьер-министров, действующих министров Путина и региональных губернаторов до высокопоставленных чиновников, его доверенных советников, личных помощников и простых людей. Используя информацию из этих интервью, я составил картину личных привычек и распорядка диктатора наших дней. Здесь используются высказывания людей, чьи имена следует держать в тайне. В нынешних политических условиях в России наказание за разглашение личной информации очень суровое, и я не могу даже намекнуть на личность и должность моих источников. В результате появился образец того, что многие называют «новой журналистикой», в которой используются приемы беллетристики для передачи фактов. Хотя эта статься может показаться вымыслом, каждая деталь в ней тщательно выверена.


Русские страдают от неполноценности, замешанной на жажде мировой власти
pedant71
Об комплексах, господствующих в русском обществе, рассказала немецкая газета Kölner Stadt-Anzeiger. В статье «Путин и психология» (Putin und die Psychologie) газета в частности пишет:

«У президента Путина и большинства русских мучительное чувство неполноценности смешивается с неконтролируемым импульсом к власти (жаждой власти — КЦ). Поэтому вовлечение России в украинский конфликт (на человеческом языке, войну с Украиной — КЦ) является признанием слабости Путиным его власти.

Президент Украины Петр Порошенко делает еще один шаг к переговорам с Россией. То, что при этом он хочет посадить беларусского диктатора Александра Лукашенко в одну с ним лодку, показывает, насколько безнадежна ситуация. Расстрел самолета рейса MH 17 не изменил украинскую трагедию — с тем исключением, что Европа и США наконец прибегли к санкциям.

Президент России Владимир Путин делает все точно так, как прежде. Именно он держит штурвал в руке. Порошенко при этом должен настаивать на своем праве защитить государство. Путин может прекратить кровопролитие в восточной Украине. Но он этого делать не будет до тех пор, пока не почувствует действенность западных санкций. Но это было бы в глазах русских признанием слабости, что недопустимо.

Данный психологический аспект оказывает решительное влияние на ход событий в украинском кризисе. Тот, кто это скрывает и определяет внешнюю политику как умножение национальных интересов, делает ошибку. Такой рациональной политика никогда не была, потому что люди и народы гораздо менее рациональны, чем они обычно себя считают.

Потеря статуса мировой державы

Путин почти идеально олицетворяет в своем лице психическое состояние России, которая не может примириться с потерей статус мировой державы (не являлся ли изначально этот «статус» просто фикцией большевистской пропаганды? — КЦ).

Кремлёвский вожак говорит об этом открытою. Распад Советского Союза он назвал катастрофой века. Фрустрация, однако, порождает агрессию. У Путина и подавляющего большинства русских ноющее чувство неполноценности (политкорректный эквивалент термина комплекс неполноценности — КЦ) смешивается с неконтролируемой жаждой власти.

Этот комплекс мировой державы угрожает сейчас вылиться в коллективные психопатологические действия. Опросы показывают, что только 3% русских допускают коллективную ответственность своей страны (т.е. русского народа — КЦ) за украинский кризис. Но это еще не все.

70 процентов считают, что США начали первую мировую войну (на самом деле, конечно, ее начала Россия, объявившая мобилизацию для нападения на слабую, по ее мнению, Австро-Венгрию, США вступили в войну только в 1917 году). А массовый убийца Иосиф Сталин сейчас более популярен, чем когда-либо.

Санкции против России являются правильными», пишет немецкая газета.

Напомним, что еще в 2006 году, подробно освещая отравление Путиным Литвиненко в Лондоне полонием-210, Кавказ-Центр, рассказывая о совершенно безумных заявлениях высокопоставленных русских, сообщил, что нормальный человеческий рассудок не способен их понять. Поэтому КЦ просто констатирует о безумном, искаженном мышлении русского общества.

Позднее с нами согласились американские друзья убитого перебежчика. Ничего нового мы не сказали. О том же самом говорил царский банддипломат, шпион и примитивный «поэт» Тютчев, когда, оправдываясь перед нормальными людьми на западе, написал о нечеловеческом, зверином менталитете членов его племени — «умом (читай, человеческим — КЦ)  Россию (читай, русских) не понять».

Первый шаг к инквизиции
pedant71

Блогосфера и Интернет-сообщество снова наполнились гневными постами и сообщениями. Чем же на сей раз возмущена отдельная часть российского общества? Новым законопроектом, который 9 апреля был принят в первом чтении Государственной Думой, но уже через неделю во втором чтении был отменен. Внесенный на рассмотрение в Госдуму в сентябре 2012 года законопроект о защите чувств верующих, предусматривающий крупные штрафы и максимальное наказание в виде пяти лет лишения свободы, вызвал у граждан, по меньшей мере, удивление. Возмущены оказались не только граждане, но и представители партий. Секретарь политического комитета «Яблока» Галина Михалева, например, считает, что законопроект не имеет смысла: «Это все неюридические понятия, чувства защищать невозможно...». Больше того, она считает, что законопроект «грубо нарушает Конституцию». В этом Михалеву поддерживает и сам лидер «Яблока» Сергей Митрохин.

Действительно, а как же статья 29 нашего основного свода законов и правил? В ней четко говорится: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова». В предыдущей статье при этом утверждается, что «Каждому гарантируется свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Зачем нам тогда вообще нужна Конституция, если действующая власть выпускает такие законопроекты, которые противоречат ее основным принципам? Зачем вообще гордо бить себя кулаком в грудь и кричать на каждом углу, что у нас демократия в стране, когда осуществление ее основ (как, например, свобода слова) караются законом?

Все мы понимаем, в связи с чем возникла идея создания такого нелепого законопроекта. Его цель - ужесточение ответственности за оскорбление чувств верующих. Цель эта наметилась после акции панк-группы Pussy Riot в Храме Христа Спасителя в феврале прошлого года. Девушки уже свое получили, в частности, и ту часть известности, ради которой, по моему личному мнению, они и затеяли все это громкое дело. А законопроект, по-видимому, подготовили, чтобы другим неповадно было, для перспективных нарушителей общественного спокойствия.

К слову, в нашем законодательстве уже есть принципы, регулирующие отношения в религиозной сфере. Это 148 статья Уголовного кодекса «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий» и статья 5.26 Кодекса об административных правонарушениях «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Согласно этим статьям, нарушители   караются штрафами немалых размеров (до 500 тысяч рублей), исправительными работами либо лишением свободы сроком до трех месяцев. В новом же законопроекте предлагаются наказания в виде лишения свободы сроком до трех или до пяти лет. Лично у меня эти условия вызывают вопрос. «А за что, собственно?».

Вообще весь этот законопроект и образовавшаяся вокруг него шумиха напоминает мне времена Инквизиции, когда Церковный трибунал, состоящий из лиц, приближенных к власти и узурпировавших ее, на нелепых и невесомых основаниях выносил решение о лишении человека жизни. Получается, что новый законопроект - первый шаг на пути к Инквизиции. И покау него не будет четких обоснований и соответствий конституционным основам, он будет полностью отрицать законы демократии и намекать на возвращение к древним временам господства кучки сошедших с ума от власти людей.


Маленькие хитрости социальной политики властей
pedant71

Отправляя это письмо нашему горячо любимому Президенту, через форму обратной связи на его сайте, я было подумал, а почему бы не опубликовать его и нашем замечательном портале. Пусть общество узнает о тех "гуманистических" и "справедливых" решениях наших властей по отношению к самым незащищенным слоям населения - пенсионерами и инвалидам.

Давайте вспомним - ранее, ещё в эпоху харизматичного министра Зурабова, у инвалидов были бесплатные лекарства и льготы на квартплату в виде 50% субсидии. Потом власти придумали монетизацию льгот, т.е. если ты хочешь отказаться от бесплатных лекарств, дескать они тебе не требуются, то тогда получай деньги, в размере около полутора тысяч рублей и также давалась компенсация за оплату своего жилища.

Но если во времена Зурабова, льгота "гасила" до 50% стоимости квартплаты, то сейчас, в эпоху путинско-медведевского правительства, за однокомнатную квартиру дают "целых" 432 рубля субсидий. В то время как оплата за однокомнатную квартиру составляет 3200 рублей в месяц, (это в Московской области), т.е. эта субсидия компенсируют всего 14% от стоимости твоего жилища.
Если допустим учесть, что в однокомнатной квартире живут два человека - один из которых инвалид, а второй трудоспособный, то не инвалид разумеется будет оплачивать свою половину полностью, а инвалид свои вторые полторы тысячи рублей. Следовательно эта компенсация от полутора тысяч рублей будет всего 29%. А ведь раньше субсидия компенсировала ровно половину квартплаты. Почему правительство снизило льготы? Тем более, что пенсии инвалидов в России (допустим по третьей группе) как правило меньше, чем пенсии по старости.

(автор статьи - Nigilist)


КТО НА САМОМ ДЕЛЕ РАБОТАЕТ НА ГОСДЕП?
pedant71
КТО НА САМОМ ДЕЛЕ РАБОТАЕТ НА ГОСДЕП?

1. Ремезков Александр Александрович, депутат Государственной Думы от партии «Единая Россия», гордый отец трех талантливых детей.
Его старший сын Степан закончил военный колледж Valley Forge в США, где готовился по программе будущего офицера американской армии. После колледжа он поступил в частный университет Hofstra в Нью-Йорке, где учится, пока его папа, замглавы комитета ГД по законодательству, вносит на рассмотрение законы о запрете усыновления российских сирот американскими семьями и об иностранных агентах, изредка навещая сына в США
Средний сын Николай — c 2008 года учится в Великобритании в частной школе Malvern College.
Младшая дочь Маша проживает в Вене, где занимается гимнастикой и представляет сборную своей Родины Австрии в детских соревнованиях.


ТОП-10 лицемерных чиновников-"патриотов"


2. А вот житель Лондона Петр Жуков - сын Александра Жукова, первого заместителя Председателя Государственной Думы, президента Олимпийского комитета России и члена Высшего Совета "Единой России" - прославился по-другому. В 2007 году он был приговорен лондонским районным судом Саутворк к 14 месяцам тюрьмы за нанесение телесных повреждений гражданину Великобритании.

3. Уполномоченный по правам старший ребенка при Президенте России и один из главных сторонников "закона Димы Яковлева", член "Единой России" Павел Астахов закончил школу права в Питтсбургском Университете. Вот как об этом вспоминает сей доблестный "борец с госдепом": "Я никогда не забываю, что Питтсбургская школа права стала моей второй альма-матер, а Соединенные Штаты — моей второй родиной".
Старший сын Астахова Антон учился в Оксфорде и в Нью-Йоркской экономической школе. Младший же сын Арсений родился в престижной частной больнице в Ницце, а крестили его в православном храме в Каннах.

4. Конечно, все вы знаете Сергея Железняка, депутата Государственной думы РФ от партии «Единая Россия», заместителя Председателя Госдумы, члена комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, заместителя секретаря Генсовета «Единой России». Один из инициаторов закона о цензуре в интернете, об "иностранных агентах" и закону о митингах, по которому желающих помитинговать против "Единой России" будут штрафовать на суммы до 300 тысяч рублей.

Вот одна очень хорошая цитата Железняка: "Очень важно, чтобы ценностные ориентиры, любовь к Родине, патриотизм формировались с детства и были неотъемлемой частью процесса воспитания и становления гражданина".

Как же объяснить, что для его дочери Екатерины не нашлось места ни в одной из российских школ? Бедному ребенку приходится получать среднее образование в Швейцарии. Школа, где она учится - The American School in Switzerland - элитная школа для элитных детей, специально предназначенная для подготовки к их поступлению в американские колледжи и университеты.

А старшая дочь "патриота" Железняка Анастасия, закончив ту же школу, для своего высшего обучения выбрала Queen Mary University в Лондоне.

5. Елена Мизулина, председатель Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей.
Лицемерие Мизулиной анекдотично, и заключается оно не только в ее лже-патриотизме. Сын одного из инициаторов закона о запрете пропаганды гомосексуализма Николай, выпускник Оксфорда и Бернского Университета, работает в Бельгии в крупной международной юридической фирме Mayer Brown, спонсирующей гей-организации и находящейся в сотне главных организаций защищающих права членов ЛГБТ-сообщества в Бельгии.

6. Прославленный вратарь сборной СССР по хоккею Владислав Третьяк — давний и верный член партии "Единая Россия". В 2005 году он поставил свою подпись под «Письмом в поддержку приговора бывшим руководителям „ЮКОСа“». В 2011 году подписал печально известное "Обращение представителей общественности против информационного подрыва доверия к судебной системе Российской Федерации". Наконец, в декабре 2012 года Владислав Третьяк голосовал за закон, запрещающий американцам усыновлять детей из России и оказывать помощь российским правозащитникам.

Однако параллельно со своей депутатской деятельностью Третьяк возглавлял Северо-Американскую Хоккейную Академию Владислава Третьяка, заявленной целью которой было развитие любительского спорта в США, организация спортивных турниров, соревнований и летних спортивных тренировок для детей (регистрационный номер компании в штате Иллинойс 60688141, организована 22 сентября 1999 года, прекратила свою деятельность 2 мая 2011 года). Компания регулярно подавала декларации о доходах в налоговую службу (в открытом доступе есть декларации за 2001, 2003, 2008, 2009 годы). В финансовых декларациях не только указано, что Третьяк возглавляет эту компанию, но и сообщается, что среднее число часов, посвященное им работе в ней, составляет 5 часов в неделю.

Видимо, работать для продвижения американского спорта приходилось много, поэтому в 2009-ом году "патриот" Третьяк приобрел квартиру в Майами за 1 млн. долларов (см. фото внизу).
Указал ли он, подавая в Думе декларацию об имуществе и доходах за 2009 год, свою американскую квартиру? Конечно, нет. Указано все, что угодно: квартира в России, квартира в Латвии и две российские дачи. Но американской — нет. Ничего не говорится и о том миллионе долларов, которые за квартиру заплачены. Согласно декларации, сам Третьяк заработал в 2009 году 2 млн. 85 тыс. 462 рубля, а его жена — 204 тыс. 727 рублей.

7. Вячеслав Фетисов, член "Единой России" и бывший министр спорта. Его дочь Анастасия родилась и живет в США. Писать и читать по-русски она так и не научилась, и даже с родителями предпочитает общаться по-английски.

8. Ирина Роднина, выдающаяся фигуристка, депутат Госдумы от "Единой России", голосовавшая за "сиротский" закон. Ее дочь Алена живет в Вашингтоне.

9. Владимир Пехтин, бывший заместитель Председателя Государственной думы и бывший первый заместитель фракции «Единой России». Сложил с себя полномочия после того как Алексей Навальный на основании данных, полученных из открытых источников, указал на факты сокрытия Владимиром Пехтиным недвижимости в Майами стоимостью 2,5 млн долларов.
Сам Пехтин в интервью газете Известия заявил о том, что из недвижимости за рубежом у него "практически ничего нет".

10. Виталий Малкин, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, член Комиссии по делам молодёжи и туризма, член Комиссии по физической культуре и спорту, член партии "Единая Россия", владеет квартирой стоимостью в 16 млн. долларов в одном из самых престижных и дорогих районов Нью-Йорка. Помимо гражданства России является гражданином Израиля. Также безуспешно пытался получить гражданство и вид на жительство в Канаде, в чем ему было отказано из-за подозрений о связях с организованной преступностью.

Зарезервирован домен для предвыборного сайта Путина 2024 года.
pedant71
Весьма интересен следующий факт.

По данным российского регистратора доменных имен Руцентр, домен putin2012.ru, сайт, на котором
использовался властями как платформа для предвыборной пропаганды господина Путина, был оказывается зарезервирован аж в августе 2009 года, когда вроде бы казалось господин Путин даже и не помышлял о баллотировании в президенты. Ну по крайней мере официально.

Но это на самом деле цветочки. Ягодки вот.

В июле 2010 года, точно также был зарезервирован домен putin2018.ru
(неплохо, да? Зарезервировать за 8 лет вперед и платить аренду доменного
имени).

Но самое невероятно, это то, что и домен putin2024.ru
зарезервирован аккуратно в январе 2012 года. Что на первый взгляд
кажется уже совсем противоестественным. Неужели господин Путин или
кто-то из его банды, предполагают, что тот будет баллотироваться в
президенты и в 2024 году пятый раз подряд?

Потому что например домен putin2030.ru уже совершенно свободен.

Так что делаем выводы господа, что на уме у нашего "отца нации" Владимира Путина.

"Чудесный грузин" или за что Ленин выдвинул Кобу?
pedant71
До того как прогремели взрывы в Тифлисе, Сталин отправился в Берлин на тайную встречу с Лениным. От него получил “добро” на захват денег. Зачем понадобилось разрешение на то, что стало нормой в годы первой русской революции? Брали кассы все “революционные партии”, не только большевики, но и социалисты-революционеры, анархисты.
Но идейные боевики, войдя во вкус, быстро превращались в бандитов, начинали грабить всех подряд, вызывая ненависть населения.


За два года до захвата власти Ленин в эмиграции заинтересовался фамилией Сталина. В одном письме спрашивал: “Как фамилия Кобы?” В другом письме, не получив ответ, еще раз задал тот же вопрос: “Большая просьба: узнайте фамилию “Кобы” (Иосиф Дж???). Мы забыли. Очень важно!!” Фамилия понадобилась, чтобы, по всей вероятности, отправить письмо в Туруханский край, где отбывал ссылку Коба, он же Като, он же Иванович. Он же Сталин, а по документам Иосиф Виссарионович Джугашвили.
Хотя к тому времени он состоял в малочисленном Центральном комитете партии, фамилию члена своего ЦК вождь не держал в голове по вполне понятной причине. Большевики публично выступали под псевдонимами или, подобно уголовникам, — под кличками: Бродяга, Вано, Варден, Генерал, Костя, Калмык, Грубый и так далее. Под этими “кликухами” скрывались от полиции не авторитеты и воры в законе, а делегаты партийных съездов, где Кавказ представлял товарищ Иванович.
Познакомились Ленин и Сталин заочно, по письмам. Молодой революционер Коба, пораженный высоким полетом мысли Ильича, назвал его в переписке “горным орлом”. Ильич не остался в долгу и наградил единомышленника эпитетом “пламенный колхидец”. Природа наградила сына сапожника даром публициста, писал он охотно и много для партийных изданий. А начинал как поэт, сочинял в юности стихи на грузинском языке.
2
Поэзией прославиться было не суждено. Несостоявшийся поэт и недоучившийся семинарист ушел в подполье, чтобы, как теперь говорят, дестабилизировать обстановку. Он устраивал митинги, демонстрации, забастовки, террористические акты. Сам Сталин ни в кого не стрелял и бомб не бросал. Но когда на Эриванской площади Тифлиса загремели среди белого дня взрывы и выстрелы, Коба поспешил скрыться за границей. Он отправился в Берлин, где тайно встретился с Лениным, о чем биографы вождей умалчивают. И вот почему.
Кого сегодня в Москве удивишь убийствами, нападениями на кассы? Однако нашим браткам далеко до выкормыша Кобы. Выпестованный им главарь банды в мундире офицера выскочил наперерез конвою. Несколько минут в центре города шла стрельба, рвались заряды. 16 конных казаков не смогли противостоять нападавшим боевикам. Люди и лошади, обливаясь кровью, рухнули на мостовую.
А мнимый офицер с мешком денег вскочил в экипаж и умчался с места преступления, поприветствовав ехавшего навстречу полицмейстера. Этим “неуловимым мстителем” был Семен Тер-Петросян, по кличке Камо, уроженец Гори, земляк и подручный Сталина. Коба помогал Камо перед поступлением в военное училище. В первом издании Большой Советской Энциклопедии приводится такое высказывание Камо: “В 1905 году приехал в Тифлис, где познакомился со Сталиным и под его руководством начал нелегальную партийную работу”. О какой “работе” речь?
О ней весь мир узнал 13 июня 1905 года, когда земляк Кобы совершил кровавый теракт в центре Тифлиса, не потеряв ни одного боевика. Что было дальше? В облике князя Дадиани Камо отправился… к Ленину, жившему на даче в Финляндии.
“Деньги от тифлисской экспроприации были переданы большевистской фракции. Но их нельзя было использовать. Ибо в банках всегда были списки номеров взятых при экспроприации пятисоток”, — запросто поведала потомкам в воспоминаниях свидетельница этой “передачи большевистской фракции”, то есть Ленину, его жена, Крупская.
Награбленное, сотни тысяч рублей, переправляли с Кавказа разными хитроумными способами — в бочонке вина с двойным дном, в бурдюке подобного устройства, в коробке из-под шляпы. “С этой коробкой, — пишет биограф Камо, — с Николаевского вокзала перебирается Камо на Финляндский вокзал”, чтобы ехать к вождю. Другой свидетель тех вояжей вспоминал: “На мой вопрос, зачем ему понадобилось везти с собой бурдюк с вином, он, смеясь, сказал, что везет подарок Ленину”.
Развеселился до слез и Владимир Ильич, увидев, что за бурдюк попал ему на конспиративную дачу. На ней залег на дно Камо, наслаждавшийся в те дни общением с вождем. Деньги вшивала в стеганый жилет его супруга, Надежда Константиновна. В жилете контрабанду перевозили за границу. В семейной идиллии посильную лепту в общее дело внесла и теща Ильича. Старушка “заботливо увязывала револьверы на спине”, когда Камо возвращался с финляндской дачи в Россию.
3
До того как прогремели взрывы в Тифлисе, Сталин отправился в Берлин на тайную встречу с Лениным. От него получил “добро” на захват денег. Зачем понадобилось разрешение на то, что стало нормой в годы первой русской революции? Брали кассы все “революционные партии”, не только большевики, но и социалисты-революционеры, анархисты. Но идейные боевики, войдя во вкус, быстро превращались в бандитов, начинали грабить всех подряд, вызывая ненависть населения.
На партийных съездах в Стокгольме и Лондоне большинством голосов социал-демократы решили: “эксы” запретить, группы боевиков распустить. Ленин при голосовании остался в меньшинстве, как и Сталин. С тех пор за экспроприацию грозила кара — исключение из партии. Поэтому Коба отправился в далекий путь за санкцией вождя. Вот тогда он и смог впервые тесно пообщаться, поговорить по душам с “горным орлом” и о высокой политике, и о низких “эксах”. Впервые о той тайной встрече помянул в книге “Сталин и трагедия Грузии” (вышла на немецком в Берлине в 1932 году) бывший школьный друг Сталина Иосиф Иремашвили:
“Дружба Кобы-Сталина с Лениным с этого началась”, — утверждал он, подразумевая под “этим” пролитую кровь в Тифлисе. Она “замочила” обоих вождей, скрепив узы дружбы. Эту знаменательную встречу анализировал позднее в недописанной книге “Сталин” автор, поплатившийся жизнью за свои изыскания. Агент Кремля ледорубом проломил череп Льва Троцкого, слишком много знавшего о выдвиженце Ильича.
“Если Ленин специально приезжал для этого свидания в Берлин, в столицу Германии, то уж, во всяком случае, не для теоретических “бесед”. Свидание… почти несомненно посвящено было предстоящей экспроприации, способам доставки денег и пр. Из Берлина Коба возвращается в Баку, откуда, по словам Барбюса, “снова едет за границу на свидание с Лениным”. Хронология этих свиданий многозначительна: одно предшествует экспроприации, другое непосредственно следует за ней. Второе свидание было, по всей вероятности, посвящено вопросу: продолжать или прекратить?”
4
Напрасно искать об этих вояжах упоминание в биографической хронике, сопровождающей каждый том сочинений И.В.Сталина. Эти встречи прошли мимо внимания известного американского политолога профессора Роберта Такера. В монографии “Сталин. Путь к власти” он утверждает, что его герой не жил за границей долго: “Шестинедельное пребывание в Кракове и Вене в начале 1913 года — это единственный другой известный выезд Джугашвили за рубеж, предшествовавший поездке в 1943 году в Тегеран на переговоры с премьер-министром Черчиллем и президентом Рузвельтом”.
Нет, не единственный! Сталин, в отличие от биографов, давая в Кремле интервью, помянул о поездках в Берлин не только французскому писателю Анри Барбюсу, но и немецкому писателю Эмилю Людвигу: “В 1907 году мне пришлось прожить в Берлине 2—3 месяца”. Зачем так долго пришлось задержаться? Не могла ведь встреча с Лениным длиться 2—3 месяца?
А затем, чтобы залечь на дно. Сталин это сделал в Берлине. Ленин затаился в Женеве, Швейцарии. Там пришлось пережить несколько тревожных месяцев. Помянутые Крупской “пятисотки” нельзя было “отмыть”, разменять не только в банках Российской империи, но в любом банке Европы. Что Ленин и его соратники не сообразили. Полиция в разных городах арестовала сразу 17 большевиков, попавших с поличным — 500-рублевыми банкнотами.
Они пытались их разменять, чтобы избавиться от награбленного и иметь на руках не столь крупные деньги. Ленин и Крупская в банк не ходили. В числе арестованных оказался будущий народный комиссар — министр иностранных дел Литвинов, будущий нарком продовольствия и заместитель Ленина в правительстве Семашко, игравший тогда роль секретаря и казначея Заграничного ЦК партии. Если бы полиция вслед за арестом размотала тугой клубок преступления, то он бы докатился до Ленина. Ведь именно он и его жена приняли банкноты из рук грабителя!
Питерская полиция напала на логово Ильича в Финляндии, но арестовать не успела. С той дачи Ленин скрылся, ушел от преследования. Не потому он эмигрировал тогда, в 1907 году, что усилилась “реакция” и революция пошла на спад, как нам объясняли, а чтобы избежать грозящего ареста за соучастие в грабеже банка.
“Швейцарские обыватели были перепуганы насмерть, — писала Крупская о тех днях. — Только и разговоров было о русских экспроприаторах. Об этом с ужасом говорили за столом в том пансионе, куда мы с Ильичем ходили обедать”.
5
Обыватели раньше либерального правительства шкурой почувствовали, каким злодеям дали кров в их стране. Любой бомбометатель, любой стрелок по конвою, жандармам и генералам мог запросто обосноваться в любом городе буржуазной Европы. Век назад, как сегодня, либеральная, по выражению большевиков, — “гнилая демократия” горой стояла за права человека.
Под какими только вымышленными фамилиями и именами не жили за границей Ленин и Крупская! Любой беглый преступник мог купить по дешевке болгарский паспорт и, не зная ни слова по-болгарски, легализоваться, жить в эмиграции под охраной полиции, не выдававшей беглецов из ссылки и тюрем “реакционной” России.
Ленин развил тогда бурную деятельность, нанял лучших адвокатов, обратился за содействием к лидерам влиятельных социал-демократических партий, которых презирал как “архиоппортунистов”. Всколыхнул, поднял на ноги “мировое общественное мнение”.
Максим Горький включился в кампанию защиты арестованного полицией Камо. Тот гениально симулировал буйное помешательство, дурил как хотел германских профессоров психиатрии. За грабителя вступилась… “Лига защиты прав человека и гражданина”! Эти одураченные гуманисты направили гневный протест премьеру России Столыпину: “Лига защиты прав человека и гражданина” считала бы оскорбительным для председателя Совета министров России даже предположение о том, что он способен употребить во зло неслыханный акт прусской полиции по отношению к Тер-Петросяну”, то есть Камо!
Подобные протесты завалили российские посольства в разных странах. Уголовное дело превратили в политическое, как это практикуется сейчас. Всех соучастников преступления, всех арестованных по делу о размене “пятисоток” — выпустили на свободу. До заказчиков преступления — Ленина и Сталина — полиция не докопалась. Пришлось Ильичу перебраться из маленькой Женевы в большой Париж, а Сталин, выждав время, вернулся на родину…
(…Что бы случилось, если бы не выпустили тогда из тюрем штаб партии? Что произошло, если бы либеральные правители не взяли под свое крыло “изгнанников”, решивших на заграничном съезде задолго до 1917 года убить царя? Одно ясно, не будь Европа и российские демократы столь либеральны, не произошла бы Октябрьская революция, ее бы некому было возглавить.
6
Та вековой давности ситуация зеркально повторяется сегодня с другими персонажами. Понадобился чудовищный налет на Нью-Йорк, прежде чем в Европе взялись за негодяев, которые жили и не тужили в Германии. В Германии, как пишут газеты, “рано утром полиция за несколько часов обыскала более 200 офисов и мечетей, разбросанных по всей стране. Политкорректные немцы наконец отказались терпеть у себя под боком агрессивных исламистов”.)
Когда, спустя пять лет после тайных встреч с Кобой, Ленин возглавил партию, он немедленно ввел без всяких демократических процедур, методом кооптации, испытанного в кровавом деле соратника в состав ЦК. Его он тогда называл “чудесным грузином”. Как выглядело это чудо, описано Троцким в помянутой недописанной книге “Сталин”:
“Дверь внезапно отворилась без предварительного стука, и на пороге оказалась незнакомая мне фигура, невысокого роста, худая со смугло-серым лицом, на котором были видны выбоины оспы. Пришедший держал в руке пустой стакан. Он не ожидал, очевидно, встретить меня, и во взгляде не было ничего похожего на дружелюбие. Незнакомец издал гортанный звук, который можно было при желании принять за приветствие, подошел к самовару, молча налил себе стакан чаю и молча вышел. Я вопросительно посмотрел на хозяина: “Это кавказец Джугашвили, земляк, он сейчас вошел в ЦК большевиков и начинает, видимо, играть роль”.
Эту роль он никому не отдал, сыграл ее как гениальный лицедей, превратившись в глазах всего мира из злодея в небожителя.

Обратный адрес - ГУЛАГ
pedant71
Мне 65 лет. Я шлю проклятие тем людям,
которые защищают своего вожака,
бандита и палача Сталина.
Жительница поселка Белая Березка
Брянской области
КИРЕИЧУК Марфа Евменовна.

Я отбывала наказание за горсть жита, «украденного» дни того, чтобы сварить из этого жита супа и выйти на следующий день на работу. Меня за эту горсть жита судили и сосни ли на Север. В ту пору мне было 19 лет.
Строили мы Северо-Печорскую железную дорогу. Сколько же я видела смертей в Печорских лагерях! Тысячами умирали ни в чем не повинные люди. Судили беременных женщин за один буряк, и там, на Севере, они умирали со своими младенцами во время родов.
Однажды, когда мы работали на строительстве железной дороги, мимо нас прогнали политзаключенных. Они были скованы цепями по шесть человек, а лица разъедены мошкой и комарами:: им даже не дали накомарников! Каторжники еле передвигали ноги, скованные цепями. Глядя на них, некоторые женщины упали в обморок. Это было страшное зрелище.
Мне 65 лет. Я шлю проклятие тем людям, которые защищают своего вожака, бандита и палача Сталина.

Мне пришлось видеть своими глазами и на себе испытать ужасы сталинских лагерей смерти. Я прошел всю войну и окончил ее у Бранденбургских ворот в Берлине. После войны служил в оккупационных войсках в Германии. И вот однажды, в мае 1946 года, когда я нес гарнизонную караульную службу, на одном из постов, у склада военторга, я не обнаружил постового. Стал звать, а он показывается из окна склада. Спрашиваю: зачем проник в склад? «Взял три пачки папирос «Космос»,— отвечает и мне их протягивает. Я, конечно, его поругал, заставил забить решетку на окне, но докладывать командиру роты не стал. Этот солдат только-только пришел к нам: он был насильно вывезен в Германию для работ, освободили его американские войска и доставили в нашу зону. После наведения всяких справок о нем его взяли служить в нашу часть.
Прошел год с того злополучного дня, и вот у этого солдата пропала пара сапог из каптерки. Построили всех солдат с чемоданами, в которых хранились личные вещи, и вот у одного обнаружили эти сапоги. И оказалось, что сапоги эти офицерские, из того самого склада. Ворованные. Я оказался запутан в этом деле. Военный трибунал. Провели инвентаризацию склада (это через год после хищения!). Подсчитали убытки: 1100 рублей старыми деньгами. Тому солдату дали 4 года исправительной колонии, а мне — 5 лет.
Отбывал я свое наказание на Крайнем Севере, в Заполярье. Стройка № 501. Строили железную дорогу от Воркуты до Салехарда, и дальше — через Уральские горы, в лесотундру. Когда я прибыл в колонию вместе с другими солдатами, ранее служившими в Германии, нам сказали: «Если согласитесь работать в войсках МВД и охранять заключенных, это вам зачтется. За хорошую службу Родине — один день за два, а после отбытия срока будет снята судимость». Так я попал в «самоохранку». Прямо скажу: испугался. Я видел рабский труд и унижение в колониях, десятки, сотни тысяч людей в лагерях смерти... Мне казалось, что большая часть населения России сидит в этих лагерях.
За свою службу я несколько раз перевербовывался из лагеря в лагерь. Видел несколько десятков лагерей, три женских колонии. Что такое колония? Более пяти тысяч человек заключенных. Три десятка бараков, сколоченных из сборных щитовых деталей. Каждый барак — по 50 и более метров длиной, в два яруса нары, две печки из бочек. Когда их топят, в бараке собирается удушливый смрад и вонь человеческих тел, с потолка каплет вода, а стены покрываются инеем. Люди, возвращаясь с работы мокрыми, не успевают обсушиться и мокрыми же идут на работу на следующий день. В каждом таком бараке набивается более 500 человек.
Нормы выработки были непосильными. Тем немногим, кто их выполнял, давали 1200 г хлеба, большинство заключенных норму не вытягивали, и им давали по 300 г хлеба — горбушку, как говорили в лагерях. Приварок составлял суп из ячневой крупы, заправленный треской. После такого питания и изнурительного труда люди ежедневно умирали от разных заболеваний. Зимой трупы складывали у специально отведенного барака, потом их грузили на сани, которые волокли все те же заключенные, подгоняли трактор и вывозили в карьер, где их заваливали бульдозером. За одну такую «ходку» вывозили от двух до трех сотен человек.
В 1949 году на станции Абязь заключенные восстали, разоружили охрану, побили всех и направились в сторону Воркуты освободить каторжников-шахтеров. Восставшие прошли около 80 километров, с боями освобождая лагерь за лагерем. К ним примыкали все новые и новые силы из освобожденных лагерей, и в конце концов число восставших достигло более 70 тысяч. При своем продвижении они уничтожали эвенков, якутов, зырян за то, что те выдавали властям беглых заключенных за хорошую денежную награду, а чаще — за водку. О побеге, видимо, узнала высшая власть, и были приняты меры. Самолетами высадили десант, «подтянули» минометы, артиллерию, и началось уничтожение этих заключенных с воздуха и с земли. Две недели шли бои, пока всех беглых не уничтожили.
До нашей колонии восставшие не дошли. А меры предосторожности были приняты такие: вся 501-я сталинская стройка была «усилена» пулеметной охраной на вышках, заключенных загнали в лагеря, на работу не выводили. Некоторым пленным одели цепи на руки и увезли поездом в Воркуту. Что с ними стало потом, не знаю.
...Когда я охранял женские колонии, интересовался, за что такие молодые женщины сели в лагеря (а им было от 18 до 35 лет, не старше). Одни попали «за колоски» — срок от 7 до 8 лет. За мешок ржи, украденной в колхозе,— 12 лет. За растрату в магазине — 10 лет. За воровство на производстве (украла 3 метра ситца и 5 катушек ниток) опоздание на работу — 5 лет. Те, у кого воровство посерьезнее, садились обычно на 15 лет и больше.
Освободили меня, когда кончился срок. Никаких «день за два» не было. Меня и многих таких, как я, просто надули. Просто у власти не было солдат, чтобы такую уйму народу охранять. Когда кончился срок, и я впервые получал паспорт, меня инструктировали военные из органов МВД. Дали подписать документ, чтобы я не разглашал то, что видел. «Иначе,— пригрозили,— получишь тот же срок, что имел». Прошло много времени, я стал инвалидом :2-й группы, седой и без здоровья. Казалось, наступило другое время. И вот когда Указом Президиума Верховного Совета СССР всех участников войны стали награждать орден Отечественной войны, я отправился в военкомат за наградой. А там мне пихают какую-то книгу в нос и говорят: «Тебе не положено. Ты осужден военным трибуналом». Я взял в руки этот журнал, прочитал. Статья, правильно, моя. Толи почему-то написано, что служил связистом, а не разведчиком, как было на самом деле. Я обратился с письмом в Верховный Совет. Получил уведомление, где указано, что и данном случае решение должны принимать местные власти. то есть военкомат и исполком... Вот такой получился обман. А ведь сами брали меня, чтобы себя охранять. Но хвост длиной от Лабытнанги до Курска тянется за мной до сих пор, и по всей вероятности, с этим хвостом уйду и в могилу.
Уважаемая редакция, если что-нибудь будете публиковать, не указывайте моей фамилии, я так не хочу, чтобы родственники и знакомые знали об этом.
Николай Н., г. Курск
***
Я не был заключенным. По воле судьбы меня призвали проходить действительную военную службу в конвойных войсках. Летом 1949 года наш батальон был сформирован на станции Известковая Хабаровского края и переброшен для прохождения дальнейшей службы на Колыму. Мы плыли на пароходе, верхние и нижние трюмы которого были до отказа набиты заключенными.
В 1950 году меня из роты конвоиров перевели служить в полковой музыкальный взвод. Но нам часто приходилось конвоировать заключенных, так как их поступало на Колыму очень много и солдат для конвоирования не хватало. Чаще всего мне приходилось конвоировать на рабочие объекты по строительству Магадана.
Однажды нас вызвали на инструктаж и сказали, что мы будем сопровождать людей в машинах — по 20 человек на каждого. Было приказано: при попытке к бегству не стрелять, а принять все меры к задержанию без оружия. За время пути я узнал, что эти люди строили секретный завод где-то под землей (где точно, они не сказали), и вот их на пять лет изолировали от общества якобы для сохранения тайны, а их семьи были отправлены в другие места, а куда, они не знали.
Один из сопровождаемых показал мне погоны майора, другой — партбилет. Пунктом назначения этих людей был прииск «Победа», это в 1250 километрах от Магадана, большая высота над уровнем моря — у некоторых шла носом кровь Это страшные места. Почти круглый год там вода в твердом виде. И вот этих честных советских людей в течение пяти лет вынудили работать на прииске в таких условиях.
Сейчас я уже не помню точно, то ли на Колымском шоссе, то ли по Тинькинской трассе, есть еще одно жуткое место - долина, вытянутая с запада на восток меж горных хребтов, - там постоянно дует ветер. И называется она Долиной смерти. Зимой, в трескучие морозы, туда подвозили заключение и гнали по долине пешком. Спастись от холода было невозможно. Мороз в этих местах такой, что вода, выплеснутая из кружки вверх, на землю падает в виде кусочков льда. Там гибли вместе и заключенные, и конвоиры. Эта долина сплошь усеяна костями людей, да, наверное, и вся Колыма ими покрыта.
С уважением,
ЩУКИН Серафим Прокопьевич, 1928 года рождения, пос. Шушенское, Красноярский край.
***
Я отбывала наказание за горсть жита, «украденного» дни того, чтобы сварить из этого жита супа и выйти на следующий день на работу. Меня за эту горсть жита судили и сосни ли на Север. В ту пору мне было 19 лет.
Строили мы Северо-Печорскую железную дорогу. Сколько же я видела смертей в Печорских лагерях! Тысячами умирали ни в чем не повинные люди. Судили беременных женщин за один буряк, и там, на Севере, они умирали со своими младенцами во время родов.
Однажды, когда мы работали на строительстве железной дороги, мимо нас прогнали политзаключенных. Они были скованы цепями по шесть человек, а лица разъедены мошкой и комарами:: им даже не дали накомарников! Каторжники еле передвигали ноги, скованные цепями. Глядя на них, некоторые женщины упали в обморок. Это было страшное зрелище.
Мне 65 лет. Я шлю проклятие тем людям, которые защищают своего вожака, бандита и палача Сталина.
Жительница поселка Белая Березка Брянской области КИРЕИЧУК Марфа Евменовна.
* * *
У нас в Куйбышевской области тоже были лагеря. Я жил в селе Подгорок Волжского района, и в пяти километрах от него находился концлагерь ОЛП-1 Гаврилова Поляна. Там содержали... инвалидов войны! И я был очевидцем того, как каждое утро из лагеря вывозили 2—3 воза трупов. Они погибали от голода и непосильного труда. Я все это видел, потому что по работе — работал в колхозе — часто приходилось там бывать.
Инвалид войны, ветеран труда
УЧЕВАТОВ Петр Васильевич, г. Куйбышев.
* * *
Мой муж, Малков Валентин Иванович, работал прорабом непосредственно с заключенными и был осведомлен о всех делах Мраморного ущелья и трассы Чара — Могоча. Но 5.2.89 Валентин Иванович скончался, и я решилась кое-что рассказать (Я ведь и сама давала подписку о неразглашении государственной тайны.)
Когда началась война, учиться далее не было возможности, и я устроилась на работу в районном центре — поселке Тунгокочен Читинской области — заведующей архивом. Архив был в ведении НКВД, мне приходилось печатать на машинке и нести дежурство в КПЗ и по Управлению. Однажды обнаружила на столе оперуполномоченного две книги: одна - с черной полоской, другая — с красной. В книге с красной полосой значились красные партизаны, и туда был мой двоюродный брат, Ланцев Григорий Федорович. В книгу с черной полосой были занесены «враги народа», попал другой мой двоюродный брат, Волошин Петр Еремеевич. Он был арестован в 1937 году и из Нерчинской тюрьмы не вернулся... Я знала, что брат ни в чем не повинен. Меня возмущала несправедливость. Не было желания далее работать в НКВД, и вскоре я перешла на работу в райфинотдел.
Во время пребывания в «Мраморном ущелье» по работе я была связана с заключенными. С одним из них — Колесниковым - работала в одном кабинете. Он был нормировщиком. От него я и узнавала о жизни заключенных, (включенные в «Мраморном» подразделялись на три группы: бесконвойные (днем они ходили свободно по ущелью), бригада усиленного режима (БУР), которые не хотели Втать в штольнях. Остальные под конвоем работали в штольнях. С бесконвойными мы, вольнонаемные, общались [М находили разницы между ними и вольнонаемными, хотя К у некоторых заключенных был до 10 лет. Большинство заключенных — молодые люди, из бывших военнопленных. Там же встретила дело растратчика, работника торговли. Он был осужден за 700 рублей (старыми) по указу от 1947 года на 7 лет.
11 июля 1950 года из-за больших ливневых дождей со скал ущелья обрушился лед, а также громадный поток воды вперемешку с камнями. Уносило строения, машины. Мы Валентином Ивановичем устроились на тракторе, полагая, что трактор весом в 15 тонн не унесет. И видели, как большая группа заключенных прижалась к скале. Спасаться было негде.
Унесло все продовольственные склады. По ущелью валялась соленая горбуша, мы ее собирали, чтобы поесть.
Освободившимся из лагеря выезд из Чары был запрещен. Многие холостые здесь и поженились и обзавелись семьями. 1 марте 1951 года работники читинского областного НКВД устроили облаву. Началась она в 21 час под предлогом проверки паспортов. Всех, у кого были справки, снова забирали. Некоторые прятались в лесу, под полом, в ямах. Жены не знали, куда увозили их мужей. Посылок от родных заключенные не получали. Переписка ограничена. Письма проверялись цензурой.
МАЛКОВА Е. М., г. Шевченко.
***
Мне прошлое помнится, как вчера. Я много видел: ссылки 1929 года, репрессии 1937-го, когда расправлялись с беззащитными, скромными, работящими людьми. Многое испытал на себе, будучи в ссылке с 1930 по 1941 год в поселке Губаха Пермской области. У нас все отобрали и в зимнюю стужу выгнали из дома. Продуктов питания не было, нас обрекли на голодную смерть. Жили мы в Кустанайской области Федоровского района (ныне Комсомольского), в селе Рыбкине Везли на санях в зимнюю стужу, под военным конвоем. По дороге конвоиры снимали с женщин пуховые платки. Довезли в город Троицк Челябинской области. Там, в большом здании, мы лежали на полу. Наконец пришли трое уполномоченных НКВД. Один из них начал читать приговоры. Ссылались все — взрослые, дети, не исключая грудных младенцев. Прочитали приговор и нашей семье, состоящей из девяти человек. А дети у нас были мал мала меньше: самой старшей — 17 лет, самому младшему — 1 год. Везли нас в «телячьих» вагонах, очень сырых и грязных, из них только что был выгружен уголь. Посредине вагона стояла небольшая железная бочка, в которую оправлялись и взрослые и дети, все вместе — и девушки и парни. Пищу давали один раз в сутки.
Как я теперь понимаю, нам еще повезло: оставили нас в Губахе, где мы работали на шахте. Большая же группа ссыльных была отправлена на север, к истокам реки Више-ры, за город Красновишерск. Там они рубили лес. Весной 1933 года им не завезли продукты: снег был очень глубокий и набрался водой — на санях не проедешь. Только несколько десятков человек спаслось: под руководством учителя они варили осиновую кору и ели. А потом дождались половодья, сделали плот и уплыли вниз по реке. А остальные десятки тысяч умерли от голода.
В Пермской области, близ города Александровска, есть, вернее, был небольшой поселок Луньевка. Там была угольная шахта. В ней работали ссыльные. В 1931 году в шахте был большой обвал. Погибли все шахтеры, и никто их не откапывал. Шахту закрыли. Вблизи горы Губахи, на левом берегу реки Косьвы, есть гора Крестовая. Там тоже была шахта. В ней работали ссыльные. В 1931 году в шахте был большой обвал. Люди были погребены, и никто их не спасал. Хозяйничала комендатура НКВД, возглавляемая Кобыль-ским, Крылатковым, Тубольцевым. Особенно свирепым был Кобыльский. Он мог оклеветать понравившуюся девушку и принудить переспать с ним.
В шахте имени Калинина для шахтеров никаких условий не создавали. Была такая бригада проходчиков (бригадир Арщава, их было в бригаде три брата), 21 человек — все молодые ребята, большинство не женаты. Через четыре года работы умерли все. От силикоза.
В 1937 году 6 августа в Губахе, с населением 18 тысяч, было репрессировано более двухсот человек. В нашей семье арестовали шестидесятилетнего отца Ивана Григорьевича, брата Петра (23 года) и, по достижении 18-летнего возраста! через два месяца, сестру Зинаиду. Увезли в город Кизел. Месяца два я возил им передачи. Они же передавали белье для стирки. Оно было настолько вонючим, что и в руки его брать было противно. Иногда в белье находили записки. Содержание их помню хорошо. Зина писала, что обвинение у них было самое абсурдное, что никто из репрессированных не виноват, а следователь заявил: «Так надо!» Петр написал, что заставляют подписывать обвинение под пыткой. «Нас тут пытают: притащат какого-нибудь безродного, бездомного, зацепят за шкуру железным крючком и подтягивают через потолочное кольцо под потолок, а потом говорят: «Если не подпишешь, и тебе так будет, арестуем и твою мать, и ее постигнет такая же участь». Где-то в ноябре их увезли в Свердловск, а потом неизвестно куда. Все умерли в лагерях. Где похоронены, неизвестно. Весь Урал в костях.
РЫБКИН Лев Иванович, 1922 года рождения, член КПСС, участник ВОВ, орденоносец,
г. Алма-Ата.
* * *
Сам я сибиряк, и весь наш род имеет сибирские корни по реке Илим. Так вот, отец с матерью рассказывали мне о судьбе переселенцев из так называемых раскулаченных, которые были сосланы в Сибирь в период коллективизации. Работали они на строительстве Ангаро-Ленского тракта, содержались в бесчеловечных условиях и «мерли как мухи» — так рассказывал мой отец. В то время он занимался крестьянским трудом, а зимой — извозом. Вспоминал: бывало, едешь по тракту зимой и видишь жуткую картину — по обочине дороги стоят мертвые в сугробах. На этих мертвецах разъелся один из медведей-шатунов, который потом в деревне Суворка задрал несколько коров и мужа моей тети, дядю Якима. Мужики всей деревни устроили на него облаву. Но прежде чем они его порешили, он у них на глазах разодрал несколько собак. Отец говорил, что зверь был просто громадный. А мать рассказывала такую историю. Однажды вынесла пойло корове во двор и ушла в дом. А когда через некоторое время вернулась, увидела, как пойло едят, став на колени, двое переселенцев. Она говорит, что прямо обомлела, отняла у них корыто с пойлом и вынесла им хлеба и картошки. Больше ничем помочь не могла, потому что и сами жили небогато. А когда они ушли, испугалась: как бы кто не донес. Общаться с переселенцами и помогать им запрещалось, за это и самим можно было угодить в края еще более отдаленные.
Сам я был свидетелем унижений и надругательств над простыми людьми, которые вводили первую очередь БАМа — от станции Тайшет до поселка Осетрово (ныне станция Лена) сразу после войны. Строительство ее вели тысячи и тысячи заключенных тогдашнего БАМлага, и по всей магистрали были разбросаны многочисленные лагеря. Мне в ту пору было 16 лет, и я участвовал в строительстве этой дороги в составе Ангаро-Ленской изыскательной экспедиции, которая вела прокладку этой трассы. Я работал в одном из отрядов на участке от деревни Хребтовая до деревни Шеста-ково рабочим. Так вот, на этом участке было несколько лагерей, причем отдельно — женские и мужские. В одном из женских лагерей, что стоял в семи километрах от деревни Суворки на Черной Речке, мне даже удалось побывать: мы получили разрешение помыться у них в бане. И до сих пор помню, как меня поразило, что люди сидят в лагере за горсть зерна или десяток картошек по 5—7 лет. И что поразило не меньше — несмотря на каторжный труд и унижения, заклю­ченные все-таки оставались людьми.
...Всем сегодня известен город Ангарск. Считается, что это строили комсомольцы. Но какие это были комсомольцы! Их тогда называли «закоренелыми комсомольцами» или просто зеками. Ангарск строило такое количество заключенных, что, если до 18.00 не ушел домой, приходилось ожидать часа два-три. Дело в том, что в шесть вечера начинался развод заключенных по лагерям. Представьте себе сплошные колонны зеков в окружении конвоя и овчарок. Многие такие картинки видали в кино, а тот, кто был в плену или оккупации, и наяву. Но было это во время войны, причем тогда наших людей вели фашисты, а тут — свои своих, и картина ничем не отличалась.
КАВИНИН Александр Яковлевич, 1931 года рождения,
г. Щелково Московской области.
* * *
Я сын «японского шпиона»... Из посмертной рукописи моего отца Хана Вячеслава Ивановича: «Август 1938 года, Читинская тюрьма. По камере идет разговор: вчера расстреляли 175 человек, позавчера — 149. Вчера и позавчера во дворе тюрьмы гудели трактора. По наблюдениям некоторых заключенных, если гудят трактора — будет расстрел. Через два дня после затишья вызвали меня и посадили в другую камеру. В камере собралось 160 человек. Ночевали. На следующий день, часов в 12,— обратно, по своим камерам. Только я вошел в свою камеру — возгласы: «Ты живой?!» Когда успокоились, ребята начали рассказывать: ночью нас всех, кого забрали, должны были расстрелять. С вечера гудели трактора. Однако к полуночи гул прекратился, значит, расстрел не состоялся. Вольнонаемный посыльный рассказал, что часов 10—11 была получена телеграмма из ГУТНКВД — расстрел отменить». Сколько же костей погибших сложено у стен Читинской тюрьмы...
Хан Олег Вячеславович,
г. Симферополь.
* * *
Вы пишете, что во всей империи ГУЛАГа не существовало никаких «таких особых лагерей для «политических». Ошибаетесь. Очень даже «существовало». Я сам шесть лет был просто номером в таких вот лагерях. И на наших стандартных формулярах большими буквами от руки было написано красным «ОЛ», что и означало «Особый лагерь». В них находились и мужчины, и женщины, но— раздельно, то есть на разных лагпунктах.
Мне известны пять таких лагерей: Берлаг — «Береговой лагерь» на Колыме, Озерлаг — в Тайшете, Степлаг - в Казахстане, Горлаг — в Норильске, Дубровлаг - в Мордовии. Каждый из этих лагерей состоял из несколько лагпунктов. Например, Берлаг — из Аркачалинского, Кадыкчанского, АРЭСовского, Д-2, Аляскинского. Вот в этих, специально созданных в 1948 году лагерях, находились лишь «враги народа». Не знаю, по какому принципу отбирали туда заключенных из общих лагерей, но была там вся палитра «политических деяний», а сроки — от 10 до 25 лет. В очень мизерном количестве содержались воры (на 1000 человек примерно 8—12), однако статья у них тоже была 58-я, чаще всего пункт 6. Залез такой вот «кадр» грабить квартиру секретаря горкома, например, а тут и сам хозяин неожиданно домой явился. Вор его ранил. Так вот, он теперь уже не вор, а террорист, ибо покушался на представителя власти...
По моим предположениям, эта система лагерей была создана внутри ГУЛАГа после восстания заключенных на Печоре в 1947 году, инициаторами и организаторами которого, по всей вероятности, были признаны «враги народа». Не исключено, что «ОЛ» создавались в экспериментальном порядке, чтобы впоследствии отделить таким образом всех «политических». Смысл? Коль скоро они потенциально опасные — особые условия содержания! Усиленный режим, строгая изоляция, тотальная слежка, опытная и надежная охря на, квалифицированный надзор...
Если обычные лагеря были обнесены колючей проволокой, то эти — сплошным забором высотой 3,5— 4 метра. Если в обычных лагерях были примитивные изоляторы, то в этих — каменные вместительные тюрьмы (остальные здания — деревянные). Если в обычных лагерях одежда была разномастной, то здесь все были одеты в одинаковую черную лагерную униформу с личными номерами на одеянии: на шапке (фуражке) — впереди, на бушлате (куртке) — сзади, на правой штанине брюк — выше колена. Номер должен быть всегда различимым на расстоянии, иначе деле «пахло» карцером: нарушение режима. Обычные лагеря охранялись стрелками ВОХР, часто даже бесконвойными заключенными из бытовиков, то «ОЛ» охранялись войсками МВД. Если в обычных лагерях по территории зоны можно было ходить круглосуточно, то в этих — решетки на окнах и закрывающиеся на замки двери бараков в ночное время. И еще: два подцензурных письма в год, никаких газет и радио, никаких личных вещей при себе (даже фотографий близких), надзиратели- «воспитатели» — из тех же кадровых солдат и сержантов МВД, примерно один на каждую сотню заключенных и т.д.
Кстати, эти меры вводились не все сразу, а постепенно. Летом 1948 года в Дубровлаге поставили только глухой новый забор и поменяли контингент. Уже на пересылке в Ванино летом 1949 года появилась кадровая охрана, а осенью того же года — ужесточение режима, номера, одежда, «воспитатели». Каменную тюрьму на Аркачале построили в 1950 году, а решетки и замки были введены в 1951 году. Но это уже детали, не имеющие большого значения. Главное — это сам факт существования особых лагерей. Они были!

П. ПЕРЕПАДА, г. Кривой Рог

Журнал «Родина», №4, 1990. – с.42-43, 48-49.

(no subject)
pedant71
письмо Сталину от русской швеи Анны Павловой, за которое её расстреляли комуняки
(скопировано отсюда: http://man-with-dogs.livejournal.com/771129.html - тут же разбираются претензии совков по письму)

Почитайте письмо простой русской женщины, доведённой комуняками до отчаяния - их поборами, рабской эксплуатацией, отсутствием жилья, социальной и национальной несправедливостью, коррупцией, нищенским положением. И за это письмо комуняки её сначала определили на 10 лет в концлагерь, а потом и вовсе расстреляли.

Кто там любит сравнивать нынешних мироедов со "сталинским порядком"? Нынче именно "сталинский порядок" и есть - такой же бардак. И при этом людей за так если и убивают или в тюрьмы сажают, то на несколько порядков меньше. И голодоморов нет - с миллионами трупов в год, с массовым людоедством и поползнями - ползающими по улицам умирающими от голода.

Кстати - это именно то, что Крылов определил в виде "фашизма" (с которым боролись политруки-пропагандоны-особисты, каковая борьба отличалась от "войны против армии"). Это естественное желание русских людей идти "хоть с чёртом, только без комуняк".

Полезные ссылки: список постов про большевизм: часть 1, часть 2, лента, лента людей антибольшевицкой направленности

Цитирую по История России. ХХ век: 1894-1939. Под ред А.Б.Зубова. (стр.959-962)


{стр.959} В марте 1937 г. простая русская женщина Анна Алексеевна Павлова, 1894 г. рождения, портниха из Санкт-Петербурга, получившая образование до 1917 г. в сиротском приюте, направила письма одинакового содержания Иосифу Сталину, в НКВД Ленинградской области и в германское консульство в Ленинграде. В результате последовал скорый арест, судебное разбирательство, закончившееся вынесением приговора, осудившего А. Павлову на десять лет лагерей. В декабре 1937 г. новое судебное разбирательство изменило приговор на смертную казнь. Приговор был приведен в исполнение 21 февраля 1938 г. Письмо Анны Павловой Сталину было обнаружено А.Я. Разумовым в архиве КГБ и опубликовано в 9-м томе «Ленинградского мартиролога» в 2008 г. Мы помещаем это письмо с исправлением многочисленных описок и ошибок, с восстановлением необходимой пунктуации. Аутентичный текст письма воспроизведен в «Мартирологе». Письмо публикуется полностью.

"Секретарю ЦК ВКП(б) Сталину

Да неужели тебе не надоело, тиран русского народа, со своими паразитами-коммунистами играть комедию?

Кричите на всех перекрестках, пишите, что весело живется только в СССР, больше нигде.

За рубежом: голод, холод, нищенство, — а что делается у тебя под носом, ты ничего не видишь. Ты выйди из святых стен Кремля да посмотри, до чего довел народ бедный, ходят как тени загробные от твоей весёлой жизни: оборванные, разутые, голодные и холодные.

Пишете, что в Германии снизили зарплату рабочим, мол, на что им хватит этой зарплаты при существующей дороговизне; а на что хватает нам зарплаты, что ты нам, беднякам, — платишь, только у других все видите, а у себя ничего не видите; если им и снизили зарплату, то получали все, что заработали, а мы заработаем 30 р. — 15 р. отдай на блядовство феодалам-коммунистам. Ирод ты проклятый, ведь ты весь народ поработил, хуже, чем на барщине, сейчас русскому бедняку живется, всех обратили в рабов-батраков и заставляете на себя, паразиты-бандиты, работать. Кричите, что наша, мол, единая коммун[истическая] партия ВКП(б); что Вы — (б) лучшего названия себе придумать и не могли, за то все поотъелись на народной крови, ходите, как борова отъевши[еся] йоркширской породы, от нечего делать занялись блядовством, переблядовались и других заставляете, а кто не блядует, тому нет житья.

Уж Вы с пьяных глаз не знаете, чего Вам еще выкинуть, чем бы помучить народ.

Пишете, что в фашистской Италии на женщину смотрят как на существо низшего порядка, — а как Вы смотрите на женщину, в особенности твои паразиты, враги народа русского. Ты дал им власть на местах, что хотят то и творят. Вот я себя в пример возьму. С 1930 г. я лишилась площади, потому что моей сестры муж работал на военном заводе, я все время жила с сестрой. Наша квар[тира] была в Ленинграде на Сергиевской ул[ице] (Ленинград наша родина); в 1918 г. завод эвакуировался, сперва в Нижний потом в Москву, я проживала вместе с ними [на] ст[анции] Подлипки завод № 8 за Москвой. Сестры муж — паразит, коммунист, — прожив с ней 13 л[ет], развёлся, перешёл на другую работу, ему дали помещение, а нам пришлось освободить помещение з[аво]да, так как мы не имели никакого права жить на территории з[аво]да; вернулись в Лен[инград]д обратно и с 1930 г. не можем получить площадь. Прошли все инстанции {стр.960} в Лен[ингра]де. Писали в Москву на неправильные действия. Ни один паразит-бандит не пошел навстречу. Почему — очень ясно:

1) я русская,
2) не могу дать взятку, так как у нас в свободной стране без взяток ничего не делается,
3) площадь есть для русских только за 2000 р. и дороже,
4) площадь есть: жидам, кавказцам и русским, кто продал душу свою чёрту,
5) или иди блядовать с коммунистами, иначе площади нет.

На все просьбы ответ один: площади без денег нет, площадь для демобилизованных и для 25-т[ысячников], или жди, кто умрет.

Это защита русской одинокой женщины в СССР. Такого безпутства и наглости ни в одной стране не встретишь, я ни одной страны не знаю, где так мучают народ, как в СССР.

Кричите, что народная власть. Я дочь народа. Отец мой николаевский солдат,— а разве я могу приветствовать такую бандитскую власть, когда с 1930 г. с меня все жилы вытянули, высчитывают на ком. строит. по 5-6 — 7 руб. в месяц, а площадь не дают. На заем и другие общества подписывайся, а кто не подписывается, со свету сживают путевок ни в дом отдыха, ни в санаторию не дают. Вот моя сестра-паразитка раз была замужем за коммунистом. Благодаря ее замужества хулиганского, что ее пожалела да с ней вместе поехала с родины в Москву, сижу без площади. Я её заела из-за этого. Но её в пример поставлю, тоже мучается, как и я, но только она уже вся разбитая нервно, врачи не лечат, говорят, нужно санаторное лечение. В 1936 г. не подписалась на заём, потому что правление не идёт навстречу в получении площади, за это ее не посылают в санаторию, а строит[ельный] сбор ежемесячно 6 — 7-8 р. высчитывают, — где же справедливость? Это называется в СССР все делается добровольно, насилия нет, — а это не насилие над человеком: сиди голодной раздевши, не говоря о лечении; а Вам отдай, сними последние штаны.

Вот я и дожила до ручки, осталась юбка да спецхалат; свалится, и останешься в чем мать родила. Вот сейчас работница шьет. Платье стоит 50 р.: две части правлению, 1 часть работнице, а ей дан хулиганский план 750 р.; да разве это не барщина, не издевательство над личностью, сколько же ей надо выработать, а кто не вырабатывает, у тех душу всю вытягивают, мол, почему один вырабатывает, а ты не можешь. Очень просто: Бог лес не ровнял, а людей и подавно, вот твоя рожа рябая, а у другого нет, так и в плане.

Ты со своим хулиганским стах[ановским] движением перемутил весь народ, сделал народ зверем, один другого поедом ест;тебе это на руку, но не безпокойся, возмездие всегда бывает, лопнешь и ты от народной крови. Кричите, что Пятаков и др. враги народа. Да Вы и есть единые враги русского народа, изверги, иезуиты, вампиры народные, а тех, что расстреляли, есть мученики правды. Ты думаешь, один ты умен, как поп Семен, а все дураки, ничего не понимают, — не думай, люди терпят из-за своих близких; у кого мать, отец, дети, муж, жена, а у меня никого — вот и пишу; не думай, что так все довольны Вашим хулиганским распорядком, но всем приходится молчать и приветствовать Вас, паразитов, ублюдков, душегубов народа. За что за спинои штык и плеть кавказская. Ты только вспомни, сколько замучил народу; подожди, будешь подыхать, все тобою замученные обступят тебя и дашь ответ перед Богом за свои злодеяния; что бы твои бандиты ни натворили, всегда отвечает их атаман, так как даешь им на местах творить всякие беззакония. Еще в 1930 г., будучи на ст[анции] Мытищи, когда работала в суде, видела, сколько ты гнал эшелонов, набитых, так сказать, кулаками. Летом жара; дети, мужчины, женщины все точно скот забиты в вагоны, меня жуть брала, думаю, и других, кто видел эти картины, — а сколько еще не видели замученных {стр.961} тобою людей!? Это называется в своб[одной] стране, слово скажешь в застенок на пытку. Настали времена Бирона и Потёмкина; читая раньше эти книги, как-то не верилось, неужели были такие изверги людского мучения, а теперь сама дожила до счастливого времени. Дом смерти на Литейном. Крестьян разогнал, все разбрелись по городам, а основным жителям жить негде, а еще пишете, что троцкисты хотели разогнать колхозы. Да крестьяне перекрестились бы, что их избавили бы от барщины, — разве это не издевательство над крестьянином: он не может распорядиться своим хозяйством, понабили в каждый колхоз этих паразитов коммунистов, а батраки их обрабатывай,— это только может поступать так единая справедливая ВКП(б).

Работая в суде, заставляли посещать политкружок, роздали политграмоту на 8-9 стр[аниц] — картина, как безработный в Германии сидит с женой в углу, стоит кухон[ный] стол и 7-лин. лампа, — а я — трудящаяся, да так же живу (вычеркнуты несколько слов.— Ред.), 2-е лиц ютятся в углу на проходе, мимо ходят все, пол ходит ходуном, потолок достаёшь рукой, воздуху мало, а в особенности сестре нервнобольной; иди работать, всегда не выспавши, не отдохнувши, выполняй план хулиганский, крысы по тебе бегают, да к этой весёлой жизни разувши и раздевши; сядешь есть, так этот ком[мунальный] ребенок на горшок. Не поймёшь, что ешь, — хлеб или из горшка, и такая жизнь с 1930 г. Какой же может быть человек здоровым, где же Ваша культурная жизнь, о которой пишите, в театр забыла как и дверь открывается, живешь как лешак. Нет, чёрт твою пусть душу возьмет, кровопийца проклятый, тебя, родного отца, забить со своим ЦК в угол на проход, где я живу, да посмотреть, как бы ты пожил на этом месте. Заелись и забыли, чем щи хлебали, где ты со своим ЦК был до смерти Ленина, выглядывали, чья возьмет, а потом появился как диавол и замучил весь народ; кричишь, что ты в конституции дал все народу. Да чего ты нам мог дать, мы больше имели от батюшки-царя. Ты отнял нашу родину, закон справедливости наших отцов, веру в человечество, честь и совесть, сделал из порядочных людей ворами, хулиганами, убийцами, будучи сам убийцей. Дать ничего ты нам не мог, это всё наше было, так как ты сам пришелец со своими бандитами-каторжниками забрал в свои руки все и издеваешься над народом.

Дураки будут те страны, которые у себя сделают революцию, неужели ещё не научились на наших страданиях, что значит свобода. Верно подметил Андрэ Жид, что у народа ничего своего нет, что велят, то и говорят, твоя конституция есть настоящая проституция, ни больше ни меньше. Ты мучаешь народ, а Вас паразитов, ублюдков, разит Господь. По очереди дохнут твои ублюдки: издохнет бандит — сейчас вывешиваете флаги, комедианты проклятые.

Кирова убили — за одного ублюдка сколько пролито крови и разорено семейств, а кричите, что гнев народа, народ требует смерти.

Врете, бандиты, кровопийцы, это Ваши слова, а не народа. Народу этого не надо, народу нужна здоровая, сытая жизнь и культурная, а это твои слова, чтобы удержаться у власти.

Всё равно рано или поздно под женю тебя поддадут и всех твоих холуёв. Чуть что за границей заговорят, сейчас процесс, знаю Вашу комедию, комедианты проклятущие, — недаром больше 17 лет работала в суде, все Ваши подходы изучила.

Теперь тобою ещё не учтены одни сортиры и там не висят твои портреты, а то твоей рожей завешены все дыры. Теперь повесить в сортир, и будешь следить, сколько каждый сходит, тогда всё будет на учете, наверное, это забыли.

Пишете, что фашисты ни в розницу, а оптом распродают родину, — а Вы нашу русскую родину по клочьям разорвали, и нам ничего не осталось. Ты только ублаготворяешь {стр.962} штыки да коммунистов, одним словом, собрал банду вокруг себя, всем все дал, а народ бедный в кабалу закрепостил, хуже в тысячу раз, чем было в крепостное право; а поэтому заткните свои грязные глотки, не суйте нос в чужие страны, где правят господа, Вам, хамам, далеко до них, сидите-ка лучше на своем вонючем коммунистическом навозе. Ваша коммуна — кому да, кому нет.

Мне лично от Вас, бандитов, ничего не надо, я требую, чтобы меня этапом отправили в одну из фашистских стран, где бы я могла остаток своей жизни отдать на пользу господам, а Вам, бандитам, больше работать не хочу. Вы от меня отняли молодость, здоровье своей проклятой революцией. Ушли лучшие годы молодости, не жила как человек и устала жить в такой бандитской стране. Почему при царе жилось хорошо и сыто, я получала 15 р., была одета, обута и сыта, понятие не имела, как ходить побираться с получки до получки: день поешь, а 2 дня так живи, это — свободная страна. В театр ходили чуть ли не каждый день, а теперь [с] 1930 г. ни разу в театр не ходила, все от веселой жизни. Все проклятия народа лягут не только на тебя, а и на твоих выблядков, от тебя рожденных, дети отвечают за грехи родителей.

Я знаю, меня не направите этапом к господам. Я требую себе расстрела и с радостью умру, чтобы глаза не видели этой нищенской жизни. Заранее предупреждаю-расстреливайте сразу, так как на Ваших каналах, куда Вы ссылаете народ (без насилья, как кричите), я работать не буду, на месте убьете, а я палец о палец не ударю для бандитов. Народ живет не для себя, а живет для коммунистических ублюдков-паразитов. Может быть, Ленин был бы жив, не мучил бы русский народ, а может бы сам попал в оппозицию или — его бы по-кавказски придушили в Кремле.

8/III А. Павлова
Мой адрес: Ленинград,
Мойка, д. 10, кв. 35 Павлова А.А."

(Мученица правды. Дело портнихи Анны Павловой // Ленинградский мартиролог, 1937-1938: Книга памяти жертв политических репрессий. Т. 9: март — апрель 1938 г. / Отв. ред. А.Я. Разумов. Спб.: Российская национальная б-ка, 2008).

Верите ли вы "фильму" Анатомия протеста-2? - новость из рубрики Опросы, актуальная информация, обсуж
pedant71
http://www.newsland.ru/news/detail/id/1050788/

Вчера вечером, в самое пиковое время, НТВ, этот "замечательный и уважаемый" всеми телеканал показал фильм Анатомия протеста-2, не забыв при это назвать его документальным.

Спустя уже несколько часов, все основные провластные организмы, такие как партия Единая России и ЛДПР уже стали кричать, что это даже не фильм а материал для следствия. Лишь партия КПРФ, в силу своей солидности и накопленной опытом, недоверия к нынешней власти сразу усомнилась в достоверности этого фильма. Разумеется самый первый вопрос, который пытаешься задать себе, почему власти, зная обо все, что показывается в этом фильме, не принимали никаких действий, а ждали какого-то момента, что показать этот "сюрприз" российской общественности?

В этом контексте нельзя не вспомнить, недавнее "покушение" на премьер-министра РФ Владимира Путина. О котором почему-то сообщили власти, за 2 недели до президентских выборов, хотя оно произошло несколькими месяцами раньше.

Может быть это и моя мнительность, но мне кажется весьма странным, что премьера этого "долгожданного" блокбастера, почти совпала с двумя казалось бы малопримечательными событиями, это выборы мэра города Химки, где один из кандидатов это Евгения Чирикова, а второе это выборы главы Координационного совета оппозиции. Оба этих события будут проходит в октябре.

Мне кажется, что власть почему-то огорчается, осознавая про эти "малозначительные" события и пытается каким-то образом повлиять на них.

В связи с этим я бы хотел спросить у ньюслендовцев, верите ли вы всему тому, что показали нам акулы пера с телеканал НТВ, в Анатомии Протеста-2 или не верите?